Иконы XXI века Кузнецовское письмо
Авторские иконы готовые и на заказ
Москва, Плотников переулок, 12, Артгалерея "Кристина"
иконы
 
купить икону
 
видео
 
отзывы
 
вопросы
 
о нас
 
контакты
РусскийEnglishFranceItaly
+79850006282
 
главная
 
новости
 
православный календарь
 
иконы
 
иконы Спасителя
 
иконы Богородицы
 
святые покровители 
 
именные иконы
 
венчальные иконы
 
семейные иконы
 
мерные иконы
 
икона на крестины
 
иконы праздничного чина
 
складни
 
заказать икону
 
купить икону
 
икона в подарок
 
книги об иконах
 
каким святым молиться
 
картины
 
купить картину
 
картина в подарок
 
подарки
 
рисунки
 
кузнецовское письмо
 
Юрий Кузнецов
 
Марина Филиппова
 
Елена Кузнецова
 
Эрос Кузнецов
 
выставки
 
шкатулка воспоминаний
 
обыкновенное чудо
 
шедевры будущего
 
сила иконы
 
беседы с иконописцем
 
беседы со священником
 
о чем поговорить с ребенком
 
наука и философия
 
фото
 
видео
 
радио
 
статьи
 
отзывы
 
вопросы
 
о нас
 
артгалерея «Кристина»
 
контакты
 

статьи

 

Выдержка из статьи: Икона «Богоматери Серафимо-Дивеевской Умиление»

Представляется необходимым дать некоторые разъяснения по поводу названия, иконографии и семантики образа «Богоматери Серафимо-Дивеевской Умиление».

Искусствовед И. К. Языкова высказывает следующее суждение: «Термином «Умиление» иногда называют икону, которая принадлежала преп. Серафиму Саровскому. Однако это совсем неверно. Правильное название келейной иконы преп. Серафима «Невеста Неневестная»»29. В самом деле, название «Умиление» не отражает иконографического типа иконы «Богоматери Серафимо-Дивеевской». Однако, говоря о «правильности» названия образа, необходимо учитывать, что именование конкретной иконы - это скорее вопрос традиции и истории бытовании образа, чем его четкого иконографического определения. В рассматриваемом случае название «Умиление» - не «термин», а историческое имя иконы. Слово «Умиление» является не вполне точным, но образным переводом греческого «Елеуса» («Милующая», «Милостивая»). В древности имя «Елеусы» служило эпитетом Богоматери и, строго говоря, к типу не относилось. Название «Елеуса» или его русский аналог «Умиление» иногда могли быть приложимы к другим иконографическим типам Богоматери, например, «Одигитрии» (и наоборот) или «Агиосоритиссы»30. В широком смысле именование Серафимовой иконы «Умиление» не грешит против традиции.

Икона Божией Матери «Умиление» (Радуйся, Невесто Неневестная), иконописец Юрий Кузнецов
Икона Божией Матери «Умиление»
(Радуйся, Невесто Неневестная)
,
иконописец Юрий Кузнецов
На иконе «Богоматери Серафимо-Дивеевской Умиление» были воспроизведены слова древнего Акафиста Пресвятой Богородице – «Радуйся, Невесто Неневестная», являющиеся поэтической интерпретацией евангельского приветствия архангела Гавриила Деве: «Радуйся, Благодатная» (Лк.1, 28). П. Флоренский писал: «Икона Умиление замечательна тем, что на ней Богоматерь изображена без “младенца и даже до Его зачатия, - в момент “Архангельского обрадования”, то есть как Пречистый Сосуд Духа Святаго. Пред нею у преподобного Серафима было возжжено семь светильников, занимавших почти вою келию, - а это опять знаменует Духа Святаго в Его семи дарах - семи высших духах. Преподобный заповедал называть икону Умиление - Радостью всех радостей»31. Предлагаемое И. К. Языковой название иконы «Невеста Неневестная», как и именование ее Преподобным Серафимом «Радость всех радостей» являются декоративными эпитетами и соответствуют более общему названию – «Благовещенская», как православная традиция именует протограф Серафимовой иконы - образ «Богоматери Виленской-Остробрамской».

Очевидно, что отнюдь не случайно за келейной иконой Преподобного закрепилось название «Умиление», смысл которого – «чувство смиренья, сокрушенья, душевного участия»32, т. е. то состояние, которое выразила Мария в словах: «Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк.1,38). Не исключена связь названия «Умиление» с латинским именованием одного из типов Мадонны «dell’ Umilta» - смиренная, кроткая, покорная девушка, «Дева Господня»33.
Представляется весьма спорной попытка И. К. Языковой определять иконографический тип иконы «Богоматери Серафимо-Дивеевской» и ее протографа «Виленской-Остробрамской»: «Образ Богоматери явлен здесь в момент принятия Ею Благой вести (...) Положение рук, скрещенных на груди (жест смиренного молитвенного поклонения) семантически близок жесту Оранты.

Следовательно, этот иконографический вариант можно отнести к типу “Знамение”»34.
Поскольку тип молящейся Богоматери со скрещенными на груди руками неизвестен ни в византийской, ни в древнерусской иконописи, в отличие от католического искусства, где подобные изображения Девы Марии появились не позднее XIV в., необходимо прояснить вопрос о том, правомерно ли вообще толкование образа, имеющего инославное происхождение, в системе православной традиции. Очевидно, этот вопрос снимается самим фактом воцерковления такого образа. Л. А. Успенский, несмотря на негативное отношение к «искусству, заимствованному из римокатоличества и чуждому догматическим предпосылкам и духовному опыту православия», признавал, что «такой образ, если, конечно, по своему иконографическому сюжету он не содержит противоречия православному вероучению, то есть не еретичествует, может послужить основанием к появлению нового типа канонической иконы (...), то есть быть воцерковлен»35.

Однако факт воцерковления инославного образа, как нам представляется, не дает оснований относить его к традиционным иконографическим типам православной иконы только по признаку семантической близости. Здесь необходимо учитывать существенные различия между понятиями церковного образа в православном и католическом искусстве. Православие всегда утверждало икону как равнозначный слову Евангелия путь спасения. Вероисповедный аспект православного образа предопределил традиционно догматическое отношение к иконному изображению, поэтому православная иконография имеет устойчивую каноническую основу. В отличие от православного, католическому искусству присуща свободная трактовка художественных образов. Очевидно, что для поздних православных икон, заимствованных из западного искусства и ставших каноническими, должна быть разработана особая типологическая система. Сложность иконографической типологии таких образов заключается именно в отсутствии канонической связи между иконографией (выражением, знаком) и семантикой (содержанием, истолкованием знака).

Образ молящейся Богоматери со скрещенными на груди руками в католическом искусстве изначально не являлся самостоятельным иконографическим типом и, благодаря универсальному выражению молитвенного состояния, использовался в целом ряде различных композиций – «Благовещение», «Коронование Марии», «Непорочное Зачатие» (реже – «Рождество», «Сошествие Святого Духа», «Страшный Суд»), а также «Распятие», наряду с широким использованием в названных сюжетах и других типов изображений Богоматери. Образы Девы Марии со скрещенными на груди руками, являющиеся усеченными вариантами этих композиций, могут быть иконографически очень близки и при этом иметь различное содержание. Их семантика может выявляться как эмоциональной трактовкой образов, так и дополнительными атрибутами, например, наличием парного изображения архангела Гавриила36 или изображением раскрытой книги37 («Vergine Annunziata» - «Богоматерь Благовещения»), изображением полумесяца38 (тип Богоматери «Jmmaculata», являющийся усеченным вариантом композиции «Непорочное Зачатие»), наличием парного изображения страдающего Христа39 или изображением мечей либо орудий Страстей Господних40 (разновидности типа «Mater Dolorosa» или «Addolorata» - «Скорбящая Богоматерь»).

Польская исследовательница М. Каламайская-Саид относит протограф серафимовой иконы - образ «Богоматери Виленской-Остробрамской» к типу «Jmmaculata»41, т. е. выводит его из иконографии «Непорочного Зачатия», возникшей в западно-европейском искусстве в первой половине XVI в. Вероятно, в определении М. Каламайской-Саид типа «Богоматери Виленской-Остробрамской» роль опознавательного знака сыграла серебряная вота в виде полумесяца, помещенная на оклад иконы в 1894 г.

Однако на самом образе изображения полумесяца, видимо, не было, судя по двум спискам, сделанным до 1849 г. - иконе «Богоматери Серафимо-Дивеевской» и списку из собрания Белгосмузея истории религии в г. Гродно42. Да и сама трактовка образа Богоматери со смиренно склоненной главой, трехчетвертным поворотом вправо статичной фигуры, выражением кроткого и сосредоточенного внимания позволяют склониться скорее к традиционному православному пониманию иконы как «Благовещенской», чем к отнесению ее к типу «Jmmaculata», для которого более характерны мистическая экзальтированность в трактовке образа Девы Марии и передача состояния устремленности Богоматери к небесам. Кроме того, на ряде списков образа «Богоматери Виленской-Остробрамской» Дева Мария предстает в красном платье и голубом плаще, в то время как Богоматерь «Jmmaculata» изображалась в белом платье и голубом плаще43. Иконографическая тема «Непорочное Зачатие» возникла в ХVI в. на основе уже несколько веков разрабатывавшейся католическим искусством иконографии «Вознесения Марии». Это родство тем отнюдь не случайно: выражаемые ими учения о изначальной непричастности Девы Марии первородному греху, а, следовательно, смерти, и Телесного Вознесения Богоматери имеют неразрывную теологическую связь44. Доктрина о Непорочном Зачатии имела широкое признание в католическом мире, хотя и была окончательно оформлена в качестве догмата лишь в 1854 г. В ХVI-ХVII вв. учение о Непорочном Зачатии распространилось о помощью униатства в южно-русской Церкви. В вышедшей в 1689 г. первой книге Четьих Миней Димитрия Ростовского в «Слове на Рождество Пресвятой Богородицы» содержалось мнение о Непорочном Зачатии Богоматери. Патриарх Иоаким оценил это нововведение как «мудрование латиномудрствующих» и повелел внести в текст исправления45. Учение о Непорочном Зачатии было отвергнуто Православной Церковью.

В любом случае, независимо от происхождения иконографии «Богоматери Виленской-Остробрамской», «еретической» образ, воплощающий католическое учение о Непорочном Зачатии, не мог быть воцерковлен Православной Церковью. Только истолкование содержания иконы как «Благовещенской» позволило включить ее в число почитаемых православных икон.

Для обозначения типа иконы «Богоматери Серафимо-Дивеевской Умиление» и ее протографа - образа «Богоматери Виленской-Остробрамской» в системе поздней православной иконографии представляется возможным воспользоваться уже сложившимся названием – «Благовещенская». К типу «Богоматери Благовещенской», по нашему мнению, можно отнести и позднюю православную икону «Богоматери Калужской», тоже генетически связанную с западной иконографией «Благовещения». Несмотря на иконографические различия, эти образы содержательно близки, являя Богоматерь в разные моменты сцены «Благовещения».

Н. Н. Бахарева
_____________________________________________
29 Языкова И. К. Богословие иконы. М., 1995. С. 96.
30 См.: Вербицкий С. Иконография Богоматери. Елеуса (Умиление) // Наука и религия. 1992. № 6/7. С. 42-43; Он же. Иконография Богоматери. Агиосоритисса (Деисусная) // Наука и религия. 1992. № 12. С. 25.
31 Флоренский П. Столп и утверждение Истины. М., 1914. С. 763-764.
32 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1994. Т. 4. С. 493.
33 Автор благодарит за это указание искусствоведа П. П. Балакина. См.: Большой путеводитель по Библии. М., 1993. С. 286.
34 Языкова И. К. Указ. соч. С. 99.
35 Успенский Л. А. Богословие иконы Православной церкви. Коломна, 1994. С. 409-410.
36 См., например, парные «Мадонна» и «Архангел Гавриил» Г. Рени (1630-е гг.) из собрания Павловского дворца-музея. - Стадничук Н. И. Итальянская и испанская живопись XVI- XVIII вв. в Павловском дворце-музее // Музей 10. Художественные собрания СССР. М., 1989. С. 228.
37 См., например, «Богоматерь Благовещения» А. да Мессина (1473 г.) из Баварских государственных художественных собраний, Мюнхен. - Antonello da Messina. Peruzza, 1986. Tab. X; Katalog der Gemaldesammlung der Kgl alteren Pinakothek in Munchen. Munchen, 1908. S. 219 (1029-a).
38 См., например, поясное изображение Девы Марии на картине «Непорочное зачатие» Б. Е. Мурильо (сер. XVII в.) из коллекции Музея Прадо, Мадрид. - Prado-Museum. Spanische Malerei. Barcelona, 1994. - S. 62.
39 Например, парные «Страдающая Богоматерь» и «Несение креста» Б. Луини (до 1532 г.) из собрания Музея Польди Пеццоли, Милан. - Marani P. C. Leonardo e i leonardeschi nei musei dell Lombardia. Milano, 1990. P. 150.
40 Эти разновидности иконографии «Mater Dolorosa» хорошо известны в поздней русской иконописи в изводах «Симеоново проречение», «Семистрельная», «Умягчение злых сердец», «Плач при кресте».
41 Корнилова Л. А. Указ. соч. С. 44.
42 Сборник Калужского художественного музея. Вып. 1. Табл. 12.
43 См.: Большой путеводитель по Библии. С. 287.
44 См.: Табак Ю. Православие и католичество. М., 1995. С. 9-22.
45 Круминг А. А. Четьи Минеи святого Димитрия Ростовского: очерк истории издания // Филевские чтения. М., 1994. Вып. IX. С. 15-17.


<< вернуться в начало
 

Наш адрес: Москва, Плотников переулок, 12, лобби отеля "Арбат"
Икона Николая Чудотворца
Икона Матроны Московской
Икона Божьей Матери
Икона Неупиваемая Чаша
Икона Умягчение злых сердец
Икона Ангела-Хранителя
Икона Петра и Февронии
Казанская икона Божьей Матери
Владимирская икона Божьей Матери
Иконы Святых покровителей
Икона Архангела Михаила
Икона Пантелеймона Целителя
Икона Сергия Радонежского
Икона Иисуса Христа
Икона Богородицы
Икона Умиление
Икона Семистрельная
Семейные иконы
Именные иконы
Иконы Святых
 
+7 (985) 000 62 82
kk@iconkuznetsov.ru