Иконы XXI века Кузнецовское письмо
Авторские иконы готовые и на заказ
Москва, Плотников переулок, 12, Артгалерея "Кристина"
иконы
 
купить икону
 
видео
 
отзывы
 
вопросы
 
о нас
 
контакты
РусскийEnglishFranceItaly
+79850006282
 
главная
 
новости
 
православный календарь
 
иконы
 
иконы Спасителя
 
иконы Богородицы
 
святые покровители 
 
именные иконы
 
венчальные иконы
 
семейные иконы
 
мерные иконы
 
икона на крестины
 
иконы праздничного чина
 
складни
 
заказать икону
 
купить икону
 
икона в подарок
 
книги об иконах
 
каким святым молиться
 
картины
 
купить картину
 
картина в подарок
 
подарки
 
рисунки
 
кузнецовское письмо
 
Юрий Кузнецов
 
Марина Филиппова
 
Елена Кузнецова
 
Эрос Кузнецов
 
выставки
 
шкатулка воспоминаний
 
обыкновенное чудо
 
шедевры будущего
 
сила иконы
 
беседы с иконописцем
 
беседы со священником
 
о чем поговорить с ребенком
 
наука и философия
 
фото
 
видео
 
радио
 
статьи
 
отзывы
 
вопросы
 
о нас
 
артгалерея «Кристина»
 
контакты
 

кузнецовское письмо

 
 
«Кузнецовское письмо» - иконописный стиль, разработанный Юрием Кузнецовым.
читать подробнее>>



Кузнецовское письмо. Зарождение и развитие иконописного стиля

Искусствовед Кристина Кондратьева рассказывает о жизни и творчестве художника-иконописца Юрия Кузнецова и о его уникальном иконописном стиле «кузнецовское письмо».

Фильм был снят для Российского общественного православного телеканала «Спас». Автор фильма Марина Владимировна Баранова – тележурналист, комментатор телеканала «Спас», автор программы «Национальное достояние».

Представляем Вам фильм в двух частях.




Глава из книги Кристины Кондратьевой «Икона XXI века. Кузнецовское письмо»

«Жизнь Церкви никогда не исчерпывается прошлым,
она имеет настоящее и будущее, и всегда равно движима Духом Святым.
И если духовные видения и откровения, засвидетельствованные в иконе,
возможны были раньше, то они возможны и теперь, и впредь.
И это лишь вопрос факта, появится ли
творческое вдохновение и дерзновение на новую икону»
О. Сергий Булгаков


Чем исторически являлась иконописная школа на Руси? На Западе художественные школы формировались вокруг личности художника, который, создавая свой стиль, увлекал за собой учеников и таким образом основывал школу. На Руси иконописное дело в большинстве своем было анонимным. Иконы писались на основе образцов лучших мастеров прошлого, и любое отклонение от образца было недопустимо. Иконы на Руси скорее имели стилевые отличия, характерные для определенной местности: «палеховская икона», новгородская, ярославская школы иконописи. В отдельных случаях стиль имел в своем названии имя покровителя артели иконописцев, как например «строгановское письмо». Эта школа сформировалась в конце XVI века и получила название по фамилии богатых купцов-промышленников Строгановых, которые поддерживали иконописцев, работавших в определенной манере1.

В своих сочинениях по истории искусств Ф.Буслаев говорит о том, что различия в иконном письме, к сожалению, состояли не «в положительных качествах», а по большей части «в качествах отрицательных, состоящих из больших или меньших недостатков»2 каждой из школ. В качестве примера он приводит выдержку из исследования г. Ровинского, опубликованного в VIII томе записок Археологического общества: «Отличительные признаки Новгородского письма составляют: рисунок резкий, длинный, прямыми чертами; фигуры по большей части короткие, в 7 и в 7,5 голов; лицо длинное, нос спущен на губы; ризы написаны в две краски, или разделены толстыми чертами, белилами и чернилами»3. Исследователь русской иконописи Н.П.Кондаков объясняет это тем, что: «русская икона следовала традиции главным образом потому, что мастера подходили к ней как к ремеслу, не претендуя на творчество»4. Но ведь то, что человеку дано право творить, есть одно из свидетельств его Богоподобия. Бог сотворил человека по образу своему, и теперь человек старается через творчество явить Бога. Через творчество человек «прозревает криптограмму бытия, обращающую [изображенную]5 вещь в некий иероглиф смысла, и тем самым ее художественно обобщает»6. Процесс написания, а точнее явления иконы – это процесс сотворчества Бога и человека. Одухотворенный образ может быть создан только посредством духовной работы иконописца. И тогда из-под кисти мастера выходит настоящий шедевр. К счастью такие иконописцы на Руси были и, благодаря им, русская иконопись в целом «породила настоящие таланты, которые либо проявляли личный творческий подход, либо адаптировали новые образцы и стили»7.

Феофан Грек. Лик Христа. Фрагмент фрески храма Спаса на Ильине в Великом Новгороде
Феофан Грек. Лик Христа. Фрагмент фрески храма Спаса на Ильине в Великом Новгороде

Феофан Грек. Святая Троица. Фрагмент фрески храма Спаса на Ильине в Великом Новгороде
Феофан Грек. Святая Троица. Фрагмент фрески храма Спаса на Ильине в Великом Новгороде

Андрей Рублев. Святая Троица
Андрей Рублев. Святая Троица

Дионисий. Митрополит Алексий с житием. Клеймо Беседа с Преподобным Сергием Радонежским. около 1481 г.
Дионисий. Митрополит Алексий с житием. Клеймо Беседа с Преподобным Сергием Радонежским, около 1481

Дионисий. Митрополит Алексий с житием. Клеймо Исцеление ханши Тайдулы. около 1481
Дионисий. Митрополит Алексий с житием. Клеймо Исцеление ханши Тайдулы, около 1481

Икона Семеона Холмогорца
Икона Семеона Холмогорца

Юрий Кузнецов. Спас Нерукотворный
Юрий Кузнецов.
Спас Нерукотворный

Этот процесс не прерывается до сих пор. Так как образ никогда не станет первообразом, а лишь задаст направление к нему, творческая энергия человека никогда не иссякнет. Стремление достичь Божества в себе, преобразиться побуждает человека к действию. В исторической памяти остались имена тех, чей дух был способен достичь первообраза, чей талант живописца был дарован свыше и отшлифован годами неустанным трудом, тех, кто чувствовал время и понимал нужды своих современников. Феофан Грек, Андрей Рублев, Дионисий, Спиридон Холмогорец, Симон Ушаков: «им сопутствовал успех главным образом потому, что они не нарушали традиции, а стремились усовершенствовать уже обретенную модель. Процесс совершенствования привел к изменению зарубежного образца и вместе с этим внес национальное духовное содержание в форму, созданную под воздействием творческого ощущения»8.

Феофан Грек жил во второй половине XIV века. Мы знаем о его творчестве по фрескам храма Спаса на Ильине в Великом Новгороде. Палитра Феофана скупа и сдержана с преобладанием оранжево-коричневого цвета, но при этом манера письма необычайно экспрессивна и темпераментна. Кто хоть раз видел эти фрески «в живую» сразу отметит насколько они «соответствуют» духу времени их создателя и поразительным образом передают ощущение города. Всех наблюдавших за работой Феофана Грека поражало умение «писать быстро, энергично, почти не обращаясь к «образцам», в которые другие иконописцы постоянно всматриваются при работе, активно двигаться за работой и беседовать с приходящими. При этом <…> ум и внутренний взор были обращены к духовным сферам»9.

«Не обращаясь к образцам»… так может писать только тот, чьему взору доступен первообраз! Отец Павел Флоренский описывал созерцание первообраза как путешествие души, которая «восторгается из дольнего мира и восходит в мир горний. Там БЕЗ ОБРАЗОВ она питается созерцанием сущности горнего мира, осязает вечные ноумены вещей и, напитавшись, обремененная ведением, нисходит вновь в мир дольний»10. Мир дольний имеет свои ограничения и каков же должен быть талант иконописца, чтобы буквально «втиснуть» в ограниченные рамки плоскостного изображения Божественные образы!

В начале XV века это удалось еще одному прославленному русскому иконописцу, вместе с которым, как полагают исследователи, Феофан Грек расписывал Благовещенский храм Московского Кремля. Речь идет об Андрее Рублеве, получившим в ХХ веке мировую известность благодаря, вновь обретенной (после расчистки от поздних наслоений), иконы Святая Троица. Андрей Рублев «прозрел утро в самый темный час ночи»11. Вера, надежда на спасение (в самом высоком значении этого слова) переданы в красках иконописи.

Дионисий – любимый иконописец Ивана III. Самая ранняя работа – росписи собора Рождества Богородицы Пафнутьева Боровского монастыря (1467 - 1476 гг.). Удлиненные фигуры, изысканность колорита, простой размеренный ритм, сдержанная колористическая гамма личного письма12. Дионисий расписывал иконостас Успенского собора московского кремля с 1481 года (до наших дней не сохранился, в 1653 году патриарх Никон решил сменить его на новый). В иконах Дионисия есть созерцательное отношение к миру, глубокое внутреннее смирение. Именно его особенно выделяет Ю.Э.Кузнецов среди иконописцев прошлого: «Я его считаю недосягаемым, - говорит Юрий Эросович, - современность его образов, их динамика, изящество форм передают благость и божественную природу святых так, что понимаешь: этому научиться нельзя, это нужно иметь в себе, это и есть свидетельство принадлежности к святости».

«У Семена Спиридонова Холмогорца то же изящество форм, - продолжает иконописец свои размышления, - соединенное с золотым орнаментом. Здесь труда не видно. Чтобы так писать, нужно обладать особой божественной чувствительностью». Интересно отметить, что при удаленном взгляде на житийные иконы Холмогорца, их клейма «сливаются в сочетания золотых, зеленых и красных пятен, напоминающих причудливостью очертаний узор басмы с вкраплениями эмали, и становятся пышным декоративным обрамлением фигуры в среднике»13. Именно это явление происходит в иконах «кузнецовского» письма: житийные сцены в «пышном декоративном обрамлении» ковчега - образа мира земного, а точнее пути святого в миру, показан не через сюжеты, а зашифрован в орнаменте поля и переведен на другой план восприятия.

Другой план восприятия – это не логическое умозаключение на основе увиденного, и даже не эмоциональное, а духовное переживание жизненного пути святого. Такое переживание возможно только без участия «ума» или анализа, оно интуитивно и действует на нас изнутри в обход логическим рассуждениям. Мы приобщаемся к жизни святого всем своим существом одновременно. Поэтому и цвета и их сочетания в иконах «кузнецовского» письма не условные, рассчитанные на подготовленного зрителя (например, золото – это божественный свет, голубой – небо и т.д.), а если угодно «реальные», увиденные и прожитые иконописцем.

Ю.Э.Кузнецов видит и может передать в цвете любое событие, явление или состояние. Вера, добро, святость, - для него эти понятия существуют не оторвано от видимой реальности, а являются ее непосредственной частью. И эта реальность – переливающийся мир цвета с бесконечным количеством сочетаний и оттенков.

Чтобы написать икону, Юрий Эросович в молитве обращаясь к святому, выбирает из этого красочного мира только те цвета и сочетания, которые имеют отношение к данному образу. Чтобы упорядочить их в пространстве изображения, иконописец нанизывает разноцветные лепестки и точки на выписанный предварительно орнамент. Каждая точка на иконе как в голограмме несет информацию обо всем изображении. Благодаря богатству цветовой палитры явленный святой образ получается очень динамичным, что дает возможность глазу смешать цвета по своему восприятию – «по вере вашей да будет вам».

«Икона не является выражением опыта только того человека, который ее пишет, - говорит Антоний Митрополит Сурожский, - она является выражением всецерковного опыта. <…> Художник не выдумывает икону, он погружается в богопознание, общее для всей Церкви, которой принадлежит <…>. Он приобщается через свою плоть, через свое сердце, через свою мысль ко всей тайне постепенного познания Бога в пределах человечества»14.

Именно на это «погружение в богопознание» ушли многие годы жизни Ю.Э.Кузнецова, прежде чем родился особый метод иконописания, зарегистрированный Российским авторским обществом 15 марта 2006 года как «кузнецовское письмо». Его принципиальное отличие от оклада15 состоит в том, что целью оклада является украшение иконы16, а Юрий Эросович передает через орнамент и цветовые сочетания достоверное повествование жития святого, включая вся нюансы: эмоциональные, душевные, духовные. По сути, иконописец предлагает совершенно новый взгляд на внутреннюю, духовную жизнь и дает возможность с помощью цвета не только изучать или измерять ее, но и влиять на нее. В иконах «кузнецовского» письма даже одежды и атрибуты святого передаются через их образ. То есть видимая «красота» иконы получается сама собой, не являясь самоцелью.

Красота воспринималась на Руси как выражение истинного и сущностного. Негативные, неблаговидные явления рассматривались как отступление от истины, как нечто проходящее, наносное, не относящееся к сущности и поэтому фактически не имеющие бытия. Искусство же, как непосредственно причастное к красоте, выступало носителем и выразителем вечного и непреходящего – абсолютных духовных ценностей17. Этот подход не только к иконописи, но и к искусству в целом и выражен в «кузнецовском» письме.

Последняя четверть XX века дала ускоренное развитие иконописи. Появилось разнообразие икон, обозначились поиски новых путей художественной выразительности. В этом потоке в начале 90-х и зародилось «кузнецовское» письмо.

О его своевременности я расскажу на нескольких примерах из моей жизни.
В 2003-2004 годах я преподавала английский язык в обычной общеобразовательной школе. В 10-х классах, чтобы ребятам было интереснее заниматься языком, давала творческие задания на свободные темы: можно было просто писать о том, что их волнует. Одна ученица написала сочинение на тему «Почему я ненавижу иконы». Больше всего меня потрясла формулировка, выбор глагола: ни «не понимаю» или «не нравятся», а именно «ненавижу». Обычно я отвечала ученикам в письменной форме и у нас завязалась переписка. Из нее я поняла, что моя ученица никогда не испытывала при взгляде на икону не то что религиозного экстаза или благоговения, но иконы пугали ее, вызывая отторжение. Символический язык оказался слишком сложным и чужеродным. Тогда я еще не была знакома с иконами Юрия Эросовича Кузнецова, но немного позже рассказывая о них на экскурсиях взрослым и детям, и видя их восторженную реакцию, я поняла слова монаха Дионисия, сказанные об иконах «кузнецовского» письма: «Они являются мостом, между традициями прошлого и нашим временем. Современный человек, как правило, имеет очень «технический» склад ума и символика иконы для него не понятна. Икона должна пойти на встречу человеку, захватить его целиком. У Юрия Кузнецова именно такие иконы».

При взгляде на иконы «кузнецовского» письма люди могут и благоговейно молиться и восхищаться их красотой. Был такой случай, когда иконы Ю.Э. произвели сильное впечатление на представителя другого вероисповедания – мусульманина. Юрий Эросович даже спросил: «Зачем тебе христианская икона?». «Как зачем? Красота-то какая!», - ответил мусульманин, забирая икону домой.

Проводя выставки икон Юрия Кузнецова в разных городах, я знакомилась с людьми, которые высказывали свое мнение об иконах. Запомнились слова зав. выставочным залом г. Электроугли художника Ю.В.Исаева: «Вообще при взгляде на иконы Ю.Э.Кузнецова человека обуревают смешанные чувства. Это я знаю по себе. Равнодушным, конечно, они не могут оставить. Не только благодаря оригинальной технике… Хотя может быть, именно, благодаря ей. Она позволяет передать не только образ самого святого, но и делает святого ближе человеку. Если мы возьмем иконы, написанные в более традиционной манере, то они несколько отстраненные, далекие, отделенные от человека. Иконы Ю.Э.Кузнецова напротив очень открытые, одухотворенные, я бы сказал. Именно благодаря оригинальному неповторимому цветовому решению каждой иконы они становятся запоминающимися, узнаваемыми и … человечными, что ли. Святые открыты для общения. Перед ними не испытываешь страха, как перед Божеством более высокого порядка. Они производят впечатление друга, близкого человека, с которым хочется поделиться и радостью и горем и попросить о помощи. Хотя и перед традиционными иконами мы высказываем наши мольбы и надеемся, что святые помогут, но разговор с иконой Юрия Кузнецова происходит на ином уровне, как будто с близким другом. Можно без стеснения выложить все, что тебя беспокоит и есть ощущение живого контакта. Не божественно-отстраненного, как будто праведник где-то там на небесах и контакт происходит, выражаясь современным языком виртуальный, а очень душевного. Есть уверенность: он меня понимает и утешает».

Это слова человека, прожившего долгую жизнь, много поведавшего и испытавшего, далеко не баловня судьбы. Он говорит о том, что касается именно его лично. А ведь изначально икона «обрела положение молельной, безмолвного друга в вере, к которому обращаются с молитвой, доверяя ему свои просьбы»18.

Не могу ни процитировать Ю.В. Исаева снова: «Я хочу сказать, что мир меняется, а значит и мы вместе с ним. Меняются и наши взгляды, и наше отношение к тем или иным вещам. Хотя такие понятия как вера, надежда - они вечны. И, тем не менее, мир не стоит на месте, и конечно учитывая это, иконы Ю.Э.Кузнецова больше отвечают нашим сегодняшним запросам. Но это мое личное мнение».

Иконы Ю.Э.Кузнецова, отдавая дань канону и традиции православной иконописи, действительно поражают своей современностью: непреклонность христианской веры наших предков передана в ее жизненности и актуальности для наших дней. Восторг духа, воспевание божественной красоты мира и радость жизни в вере – основные постулаты «кузнецовского» письма. «Кузнецовское» письмо - это по-новому переданный мир иконы – пространства, из которого святой нисходит до молящегося. Такой индивидуальный подход и помогает современному человеку на пути в мир горний. Благодаря ему, человек наполняется знанием о духовном мире, но тем знанием, которое приходит, когда изгоняется незнание, а другим – умопостигаемым светом, которым дается знание. «Умопостигаемый свет наполняет небесный ум, то есть ум, превзошедший самого себя»19.

Во время исследования икон Ю.Э.Кузнецова у меня возник вопрос: каждый ли иконописец может писать житие святого в технике «кузнецовского» письма. «Да, - ответил Ю.Э., - при условии, что он настоящий иконописец». Почему же тогда иконописцы древности не использовали этот прием, ведь он придает иконе объем и усиливает ее воздействие на молящегося? На этот вопрос у иконописца нет ответа, но есть у доктора технических наук Е.П.Тетерина. «Иконописец неосознанно воспринимает вибрации всеобщего информационного поля накопленного человечеством, - полагает профессор Е.П.Тетерин, - поля философского осмысления действительности, откуда творческие люди, независимо от сферы деятельности черпают свои идеи. Раньше это было бы невозможно, так как во всеобщем информационном поле идея не была сформирована. Существующая с начала XX века в физике драматическая борьба двух идей: дискретности и непрерывности, привела к пониманию существования явлений, например, света, одновременно обладающих этими отрицающими друг друга свойствами. Именно это совмещение несовместимого нашло свое отражение в иконах «кузнецовского» письма: через дискретное точечное письмо показывать вечное и непрерывное. Отсюда сильнейшее эмоциональное воздействие. Юрий Кузнецов сумел воспринять выстраданную физиками идею и, преломив ее, передать в иконах»20.

 
____________________________________________________________________________
1Для их икон были характерны сложные, разнообразные пейзажные фоны, богатое золотое убранство.
2Ф.Буслаев. О русской иконе. М., 1997. С. 20
3Ф.Буслаев. О русской иконе. М., 1997. С. 21
4Н.П.Кондаков. Иконы. М. 2009. С. 10
5Прим. Автора К.К.
6Сергей Булгаков. Первообраз и образ. Спб., 1999 Т 1., с. 270
7Н.П.Кондаков. Иконы. М. 2009. С. 10
8Н.П.Кондаков. Иконы. М. 2009. С. 10
9В.В.Бычков. Феномен иконы. М., 2008. С. 182
10Флоренский П. Иконостас. М., 2009. С. 14. выделение автора КК
11А.Тарковский
12Л.Нерсесян. Дионисий. М., 2002
13С.И.Масленицын. Ярославская иконопись. М., 1983. С. 34
14Антоний Митрополит Сурожский. Труды. М., 2002. С. 717
15Орнаментальные оклады характерны для русских икон конца 17-го – 18-го веков. Они были однотонными или имели цветные эмалевые вкрапления, которые больше характерны для 19-го века.
16«Церковную красоту, символизирующую красоту духовную, в Киевской Руси усматривали <…> в самом церковном действе и в изделиях декоративно-прикладных искусств». В.В.Бычков. Феномен иконы. М., 2008. С. 153
17В.В.Бычков. Феномен иконы. М., 2008. С. 184-185
18Н.П.Кондаков. Иконы. М., 2009. С. 28
19Г. Палама. Отблеск Божественного Света. Сост.Т.Письменная. М., 2004. С. 33
20Е.П.Тетерин, профессор Государственной Технологической академии г. Коврова
   http://www.globalartcom.ru/index.php?sid=353
<< вернуться в начало
 

Наш адрес: Москва, Плотников переулок, 12, лобби отеля "Арбат"
Икона Николая Чудотворца
Икона Матроны Московской
Икона Божьей Матери
Икона Неупиваемая Чаша
Икона Умягчение злых сердец
Икона Ангела-Хранителя
Икона Петра и Февронии
Казанская икона Божьей Матери
Владимирская икона Божьей Матери
Иконы Святых покровителей
Икона Архангела Михаила
Икона Пантелеймона Целителя
Икона Сергия Радонежского
Икона Иисуса Христа
Икона Богородицы
Икона Умиление
Икона Семистрельная
Семейные иконы
Именные иконы
Иконы Святых
 
+7 (985) 000 62 82
kk@iconkuznetsov.ru