Иконы XXI века Кузнецовское письмо
Авторские иконы готовые и на заказ
Москва, Плотников переулок, 12, Артгалерея "Кристина"
иконы
 
купить икону
 
видео
 
отзывы
 
вопросы
 
о нас
 
контакты
РусскийEnglishFranceItaly
+79850006282
 
главная
 
новости
 
православный календарь
 
иконы
 
иконы Спасителя
 
иконы Богородицы
 
святые покровители 
 
именные иконы
 
венчальные иконы
 
семейные иконы
 
мерные иконы
 
икона на крестины
 
иконы праздничного чина
 
складни
 
заказать икону
 
купить икону
 
икона в подарок
 
книги об иконах
 
каким святым молиться
 
картины
 
купить картину
 
картина в подарок
 
подарки
 
рисунки
 
кузнецовское письмо
 
Юрий Кузнецов
 
Марина Филиппова
 
Елена Кузнецова
 
Эрос Кузнецов
 
выставки
 
шкатулка воспоминаний
 
обыкновенное чудо
 
шедевры будущего
 
сила иконы
 
беседы с иконописцем
 
беседы со священником
 
о чем поговорить с ребенком
 
наука и философия
 
фото
 
видео
 
радио
 
статьи
 
отзывы
 
вопросы
 
о нас
 
артгалерея «Кристина»
 
контакты
 

статьи

 

Икона XXI века: эффект «кузнецовского письма»


Икона Преподобного Сергия Радонежского. Иконописец Ю.Э.Кузнецов
Ю.Кузнецов. Сергий Радонежский. 35х40.
Доска липовая без ковчега, шпонки торцевые,
паволока, левкас, темпера.

В середине 90-х годов XX века в культурном пространстве России возникает необычный феномен: «кузнецовское письмо» – новый метод иконописи, названный по имени иконописца – Ю.Э. Кузнецова. Спустя 9 лет с момента появления первой иконы об этом феномене заговорили как об иконах XXI века. Почему с наступлением нового века иконы Ю.Э. Кузнецова называют камертоном века наступившего? Что нового привносит техника «кузнецовского письма» в строгую каноническую традицию иконописания? Почему эти иконы несут столько света и радости? Почему они обращены к будущему преображенному человеку, дают ему силу и укрепляют веру?... Много тайн хранят в себе иконы Ю.Э. Кузнецова, и ко многим вопросам побуждают они пытливого исследователя. Соприкоснувшись с этими иконами однажды, их хочется созерцать, о них хочется думать и говорить. Эту статью мы посвящаем попытке осмыслить культурный феномен «кузнецовского письма» - икону XXI века.

Сначала несколько слов об основных вехах пути иконописания Ю.Э. Кузнецова и истории «кузнецовского письма».

18 августа 1948 – рождение Ю.Э. Кузнецова в г. Коврове Владимирской области в семье художника Эроса Васильевича Кузнецова.

1967 – 1990 – занятие художественно-оформительской деятельностью, самостоятельное изучение истории иконописи.

Январь 1994 – первая икона – «Воздвижение Честного Животворящего Креста Господня».

Ноябрь 1997 – Ю.Э. Кузнецов получает благословение на иконописание от благочинного Ковровского и Камешковского района протоиерея Стефана.

Октябрь 2000 – в районе Истринского водохранилища (Московская область) начинается возведение храма Святого Николая Чудотворца, все иконы которого выполнены Ю.Э. Кузнецовым (оформление храма завершилось в 2008 году).

15 марта 2006 – метод иконописания Ю.Э. Кузнецова регистрируется Российским авторским обществом как особый метод иконописания - «кузнецовское письмо».

Ноябрь 2006 – Ю.Э. Кузнецов получает благословение на иконописание от 15-го Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Ноябрь 2010 – выходит в свет книга, полностью посвященная иконам Ю.Э. Кузнецова: Икона XXI века. Кузнецовское письмо / авт. и сост. К.Л.Кондратьева. – М., 2010. – 360с., илл.

Март 2011 – в Институте Философии РАН проходит первый научный семинар (докладчик – к.т.н. И.Н. Вольнов), посвященный «кузнецовскому письму», положивший формальное начало научному изучению этого культурного феномена1.

Иконы Ю.Э. Кузнецова хранятся во многих храмах и монастырях России, музеях и частных коллекциях. За минувшее время Юрием Кузнецовым написано свыше 1300 икон и 23 складня, среди них около 200 икон размером 1,00х0,75м.

Особенностью «кузнецовского письма» является точечное нанесение краски, за что его называют также точечным или жемчужным письмом. Эта техника схожа с пуантилизмом (от франц. рointiller – писать точками) – направлением в искусстве последней четверти XIX века, появившееся во Франции. Представляя одно из ответвлений постимпрессионизма, или «неоимпрессионизма, метод пуантилизма не получил особого признания тогда, в XIX веке, а потому почти не был развит. Однако прошло 100 лет, и этот метод обрел свое «второе рождение» в России, но уже не в живописи, а в иконографии. Современные исследователи называют «новую жизнь» этой техники «одухотворенным пуантилизмом»»2.

Один из основателей пуантилизма Жорж Сёр считал, что этот метод отличает «взаимопроникновение всех цветов и оттенков в их чистом виде». Юрий Кузнецов добавляет, что эта техника, примененная к иконописанию, позволяет при общении с иконой открыть каждому «по вере его» и передать свет божественной благодати без искажений. Искусствовед К. Кондратьева отмечает, что важной чертой «кузнецовского письма» является универсальность: с его помощью можно выразить на языке цвета и цветовых сочетаний любое состояние, любой образ.

Необходимо добавить также, что язык цветовых сочетаний «кузнецовского письма» несет черты, нехарактерные и даже часто полностью противоположные нашему повседневному опыту цветового восприятия и правилам цветовой гармонии, выработанным в европейской живописной традиции. Все это обуславливает сильное чувство удивления, ошеломления, потрясения в зрителе перед иконой этого письма. Зритель как бы оказывается в цветовой среде, которая совершенно отлична от всех привычных ему состояний. Все что раньше было накоплено, выработано и до сих пор работало в восприятии окружающего, теперь оказалось не нужным и не приложимым к этой новой поразительной цветовой атмосфере. Атмосфере, в которой, как нам открывается с очевидной ясностью, присутствует огромное количество того, что может быть нами воспринято, но привычные для нас инструменты для этого не годятся. Мы подходим к границе рационального восприятия, на которой должно произойти одно из двух: или эта самая рациональность заменится своей противоположностью, иррациональностью и процесс восприятия продолжится, или же восприятие прекратится вообще. И если зритель сохранит желание продолжать свой диалог с иконой, она поведет его в область иррационального, надмирного и надчувственного, сакрального и божественного.

В этом способе преодоления рационального в нашем цветовом восприятии заключена та особенность, которую мы назвали «эффект кузнецовского письма». Используя этот широко употребимый в естественнонаучной среде оборот мы подчеркиваем объективность этого культурного феномена (насколько это возможно в субъективном мире восприятия) и научность нашего подхода к его изучению. Этим мы также продолжаем традицию, начатую известным искусствоведом М. Казиником по введению в культурный оборот эффектов Моцарта, Бетховена, Экзюпери, романтиков и др., которые являются элементами провозглашенной им единой теории культуры3.

Рассмотрим подробнее содержание эффекта «кузнецовского письма». Одна из установок современной наукоориентированной Культуры - это сознательная и бессознательная рационализация восприятия. Чтобы в этом убедится, достаточно посмотреть на то, какое мировоззрение в такой культуре является доминирующим – это научное мировоззрение. А в самом научном мировоззрении, доминирует идеология редукционизма и детерминизма. В этой среде формируется мировоззрение новых поколений. После того как такой процесс заканчивается, становится очень сложно что-либо изменить. Даже рефлексия ограниченности рационализированного восприятия и мировоззрения – очень сложная задача. «Слабые голоса» вероятностного мышления, противопоставляющего детерминизму спонтанность, и холистического мировоззрения тонут в океане общепринятых установок.

Для понимания ограниченности рационализированного или структурно-логического мировоззрения обратимся к вероятностно ориентированной модели сознания проф. В.В. Налимова4 (см. рис. 1). В этой модели выделено шесть уровней: четыре уровня (с первого по четвертый) телесно капсулированного сознания и два уровня (пятый и шестой) сознания трансличностного. Такая модель существенно расширяет предыдущие представления о сознании З. Фрейда и К.Г. Юнга. В модели З. Фрейда отсутствуют уровни 2,5,6, а в модели К.Г. Юнга - уровни 2 и 5. Рассмотрение В.В. Налимовым логики глубинных процессов сознания или постановка вопроса об исходных постулатах, на которых базируется логическое мышление, потребовало дополнить существующие модели двумя новыми уровнями – 2 и 5. Уровень 2 – предмышление, промежуточный уровень между возможностями нашего сознания по прямому созерцанию образов, относимому к бессознательному, и логическим мышлением, относимым к сознательному. Введение этого уровня необходимо для понимания творческого процесса, который, в свою очередь, не будет возможен без связанного с ним уровня метасознания (уровень 5) или вселенского, космического сознания.

Не погружаясь в детали модели В.В. Налимова, выделим из неё важный для нас аспект: творческий потенциал человека в его полноте, космичности и вселенской сопричастности не раскрывается при акцентуации работы сознания на 1 уровне – уровне логического мышления. Мало того, для раскрытия своего потенциала просто необходимо покинуть или «выключить» этот уровень, освободить сознание от оков логически-структурированного, рационализированного мышления.

Рассмотрим несколько примеров такого «освобождения». Сперва обратимся к восточной традиции, а именно к Дзэн-буддизму и его двум практикам «мондо» и «коанов». Мондо или «огневые диалоги» – это форма общения наставника и ученика в виде вопросов и ответов. Как правило, на вопрос ученика учитель давал быстрый, неожиданный и чаще всего алогичный ответ, связанный с вопросом лишь на интуитивном, подсознательном уровне. Или же учитель также внезапно задавал ученику вопрос, требуя мгновенного ответа. Быстрота и неожиданность необходимы, чтобы логически структурированная мысль не успевала созреть и повлиять на работу сознания. Этой же цели отвечают коаны, только акцент в них делается не на скорость и внезапность, а на аллогичность. Коан – это короткое повествование или вопрос, не имеющий логической подоплёки и логического разрешения. Он построен на алогизмах и парадоксах, доступных только интуитивному пониманию. В обоих случаях за счет скорости или алогизма достигается выход за рамки логически-структурированного мышления, происходит прямая апелляция к внутреннему духовному опыту ученика.


Рис. 1. Карта сознания в вероятностно ориентированной модели личности проф. В.В. Налимова

Другой способ обхода логических структур в механизме восприятия человека - хорошо известный эффект 25 кадра. За счет подачи визуальной информации с большей скоростью, чем зрительные рецепторы способны обрабатывать и направлять эту информацию в уже сложенные нейронные структуры головного мозга, удается исключить эти структуры из процесса восприятия.

Великие произведения различных видов искусства также обладают этой мощью вывода человека из каждодневности на вселенские горизонты и сопричастия его масштабу Космоса. И если логико-структурированное мышление и играет в этом процессе какую-либо роль, то видимо только подготовительную.
Вернемся теперь к «кузнецовскому письму» и постараемся ответить на следующий вопрос: как «кузнецовское письмо» выводит человека за рамки каждодневности?

Сперва конкретизируем эти рамки. Обратимся к данным различных наук, в том числе нейро- и психофизиологии восприятия и математической теории научной организации труда5. Данные этих наук указывают нам на то, что человек в среднем способен одновременно удерживать в памяти около семи объектов, сознательно и одновременно обрабатывать около семи единиц информации. Оптимальная организация научного труда – научные группы из 7 человек. Подобные примеры можно продолжить, но уже ясны рамки рационализированного восприятия.

Следующий вопрос: «как за эти рамки можно выходить?» По-видимому, мы вправе говорить о «слабом» и «сильном» способах. При слабом выходе или подаче на восприятие немного большего количества единиц информации ничего кроме нарушения процесса восприятия не происходит. Наши способности к сознательной обработке информации исчерпываются, и мы теряем к ней интерес - процесс восприятия прекращается. А что если на восприятие подать много большее количество единиц информации? Наша способность к сознательной обработке также быстро исчерпается, но информация, продолжающая поступать, сверх указанных рамок, может инициировать в человеке иррациональные способы восприятия. Будем называть сильными такие «выходы за рамки», при которых восприятие как таковое сохраняется, но его рациональная составляющая отключается.

В технике «кузнецовского письма» используется характерный для пуатилизма принцип пространственного смешения цветов. Попробуем оценить количество единиц информации в виде оттенков цвета, которые поступают на зрительное восприятие человека при его обращении к кузнецовской иконе. Пуантельная техника «кузнецовского письма» пространственно смешивает лучи, отраженные от двухцветных точек и четырехцветных лепестков. Только от этих двух элементов в различные сочетания входят шесть цветов, образуя в общей сложности 57 комбинаций: 15 двойных, 20 тройных, 15 сочетаний четырех цветов, 6 сочетаний пяти цветов и одно шестицветие. В любой орнаментальной части иконы на площади поверхности 5х5см., занятой одной «розеткой» (главный структурный элемент орнамента), может использоваться около 15 различных цветов. В общей сложности они образуют более 30 000 цветовых сочетаний. При этом мы принимаем во внимание только точки и лепестки с неповторяющимися цветами. Учитывая цветовую индивидуальность всех точек и лепестков на этой поверхности, получаем около 120 цветов и 1036 сочетаний. Если теперь рассмотреть всю икону, а не только её малый фрагмент, то получим потенциально бесконечное количество цветовых сочетаний. И вся эта потенциальная бесконечность оттенков цвета подается на зрительное восприятие человека. Наша способность к одновременному восприятию некоторого ограниченного количества единиц информации или цветовых сочетаний преодолевается и преодолевается сильно. Настолько сильно, что упомянутые выше рамки в виде семи единиц информации исчезающе малы по сравнению с потенциальной бесконечностью этой информации.

К такому количественному описанию цветовой системы «кузнецовского письма» необходимо добавить ещё один качественный элемент. Тот элемент, благодаря которому эта цветовая система становится не простым набором бесконечного числа механически соединенных цветов, а сверхсложной гармонизированной цветовой системой. Исчисленная бесконечность цветовых сочетаний «кузнецовского письма» не может мыслится иначе как бесконечность гармонизированная. При создании такой сверхсложной гармонизированной системы традиционные рационализированные живописные приемы бесполезны. Человеческий ум, даже самый изощренный, не в состоянии просчитать такое гигантское количество цветовых оттенков. Очевидной становится иррациональность создания таких систем. Именно к этой иррациональности цветовой системы «кузнецовского письма» приобщается зритель, переходящий границу рационального восприятия. Если в это время прислушаться к собственным впечатлениям, то из них можно выделить, с одной стороны, недоумение и растерянность от неспособности понять, классифицировать, свести к привычному наши ощущения, а с другой, восторг и ошеломление от полноты и богатства этих ощущений.

Таким образом, «кузнецовское письмо» - это способ сильного преодоления рационально-логического механизма восприятия и выхода на следующие за логическим уровни сознания, где человеку открывается вселенское или божественное начало. Такой переход границы восприятия в иконах Ю.Э. Кузнецова мы и называем эффектом «кузнецовского письма».

В этой статье мы подробно рассмотрели только одну из особенностей кузнецовского письма. Не меньший интерес представляют его другие особенности. Так, например, в кузнецовском письме могут быть найдены идеи глобального эволюционизма – новой научной парадигмы, претендующей на роль единой научной картины мира6.

Кроме этого, цветопередачу кузнецовского письма можно представить как обратную по отношению к традиционной живописной передачи цвета. В этом смысле обратная цветопередача в иконе кузнецовского письма аналогична обратной пространственной перспективе в иконе традиционной .

Наконец, кузнецовское письмо можно выразить семантическим вакуумом, содержащим огромное количество смыслов в их скрытом, непроявленном состоянии. Диалог человека с иконой тем самым становится процессом проявления того или иного смысла, обусловленного индивидуальными особенностями каждого, а неисчерпаемость семантического вакуума – залог возможности бесконечного продолжения этого диалога .

Все это позволяет нам утверждать наличие в кузнецовском письме: а) «нерва современной эпохи» - XXI века, обуславливающего становление новой научной парадигмы и нового мировоззрения; б) новых выразительных возможностей в иконописи, дополняющих обратную перспективу обратной цветопередачей и выводящих человека за рамки логического восприятия мира, утончая его цветовосприятие и приглашая к познанию того, в чем человек XXI века так остро нуждается; в) огромного источника смыслов - смыслов необходимых в настоящем и смыслов, которые будут востребованы только в будущем.

Именно поэтому иконы Ю.Э. Кузнецова мы вправе называть иконами XXI века и связывать с ними надежды на возрождение тех духовных основ, на которых будет строится наше общее и как мы уверены светлое будущее.


_____________________________________________
1 С фрагментами семинара и презентации книги «Икона XXI века», а также с информацией о прошедших и планирующихся выставках и других проектах, связанных с иконами Ю.Э. Кузнецова, можно познакомиться на сайте: www. iconkuznetsov.ru
2 См., например, Кондратьева К.Л.. Икона XXI века. Кузнецовское письмо. – М., 2010. – С.86.
3 Подробнее об этом можно узнать в книге: Казиник М.С. Тайны гениев. 4-е изд. – М.: Легейн, 2010. – 304 с.
4 Налимов В.В. Спонтанность сознания. Водолей Publishers, 2007.- 374 с.
5 Идлис Г.М. Математическая теория научной организации труда и оптимальной структуры научно-исследовательских институтов. Изд.2, испр. и доп. 2007. 368 с.
6 Вольнов И. Эвристика кузнецовского письма / в книге «Икона XXI века. Кузнецовское письмо», авт. и сост. К.Л. Кондратьева. - М., 2010. - 360 с., илл., С. 144.


И.Н.Вольнов, Е.М.Князева
<< вернуться в начало
 

Наш адрес: Москва, Плотников переулок, 12, лобби отеля "Арбат"
Икона Николая Чудотворца
Икона Матроны Московской
Икона Божьей Матери
Икона Неупиваемая Чаша
Икона Умягчение злых сердец
Икона Ангела-Хранителя
Икона Петра и Февронии
Казанская икона Божьей Матери
Владимирская икона Божьей Матери
Иконы Святых покровителей
Икона Архангела Михаила
Икона Пантелеймона Целителя
Икона Сергия Радонежского
Икона Иисуса Христа
Икона Богородицы
Икона Умиление
Икона Семистрельная
Семейные иконы
Именные иконы
Иконы Святых
 
+7 (985) 000 62 82
kk@iconkuznetsov.ru